Вилайят Дагестан: Кафиры продолжают бесчинствовать в селе Гимры

Жителям не разрешают вернуться в свои дома, сообщают правозащитные источники.

После того, как отряд моджахедов покинул село и прорвав зону блокирования ушел в лес, русские кафиры вошли в Гимры и приступили к т.н. «зачистке».

14 апреля сотрудники правозащитного центра «Мемориал» посетили жителей села, разместившихся во временном поселке в двух километрах от населенного пункта. Те обратились к правозащитникам с коллективным заявлением, в котором описали подробности происшедшего.

11 апреля, в 8:00, гимринцы услышали первые выстрелы за селом. По их словам, ни их, ни главу администрации села не предупредили о готовящейся военной операции. Ущелье рядом с селом тоже было оцеплено, начался его обстрел. К 14:00 в село стянули большое число солдат в масках и камуфляже на различной военной технике. Началась стрельба.

Жители стали в спешке покидать Гимры. Школьники, возвращавшиеся домой, разбегались от страха, кричали, плакали, звали на помощь. Некоторые женщины побежали к ним навстречу и не могли их найти. Все были в панике.

Учителя не могли справиться с паникой, возникшей у старшеклассников, — те готовы были выпрыгивать из окон. От испуга у нескольких пожилых жителей случились сердечные приступы, у одного — инсульт.

Сельский мулла призвал жителей собраться на площади в центре села. К 16:00 люди пришли на площадь. Многие не смогли захватить из дома самое необходимое. Приносили инвалидов, завернутых в одеяла.

С площади стали отправлять детей и стариков с теми, у кого были машины. Уезжали под автоматную стрельбу. Большинство сельчан ушло пешком во временный поселок.

Некоторые вышли через туннель и уехали к родственникам в Буйнакск и Хасавюрт.

Утром 12 апреля кафиры объявили эвакуацию. Через главу марионеточной администрации села кафиры передали, что разрешают женщинам забрать из домов документы и вещи. Те пешком отравились в село.

В это время никто не стрелял. Как рассказали гимринцы, 13 апреля кафиры начали проводить т.н. обыски. Они переворачивали в домах все вверх дном, ломали двери, разбивали технику.

Разместившиеся в селе кафиры бесчинствуют, пилят плодовые деревья, режут скот. «Зачистка» продолжается. Кафиры не позволяют жителям вернуться в свои дома. Во временном поселке нет предметов первой необходимости, одежды, не хватает продуктов. В двух комнатах живут до восьми семей, с детьми, стариками.

Мужчины спят в мечети, в машинах, детском саду, школе. Происходящее напоминает зачистки времен первой и второй «чеченских войн».