ВИЛАЯТ ГАЛГАЙЧЁ. Подробности штурма дома, в котором находился Дауд Иристони, уничтоживший поэта порочащего религию Аллаха

Как сообщают русские СМИ, поступили новые подробности о том, как проходил штурм дома, где находился 34-летний Дауд Иристони (Давид Мурашев) отрезавший голову одиозному врагу Аллаха, декану филфака Осетинского университета стихоплёту Шамилю Джигкаеву за его грязные стихи в адрес Ислама и мусульман.

По словам издания «Ъ», с целью арестовать Дауда во вторник вечером выехали члены оперативно-розыскной части банды «МВД Северной Осетии» и несколько спецназовцев.

Дауд находился в съёмной квартире в многоквартирном доме на пересечении улиц Тельмана и Мичурина.

Когда куфроохранители подъехали к дому, Дауд находился на улице. Увидев полицейские машины мусульманин несколько раз выстрелил в кафиров и муртадов после чего перепрыгнул через невысокий кирпичный забор находящегося неподалёку пустующего приюта для бездомных.

Оттуда он стал вести прицельный огонь по куфроохранителям из одного единственного пистолета Макарова. В сердца кафиров и муртадов Аллах вселил животный страх — на штурм здания с одним мусульманином они вызвали подкрепление, в том числе бронетехнику.

Дауду несколько раз предлагали сдаться, но он отвечал отказом. Тогда же куфроохранители спросили у него, убивал ли он Джигкаева, и Дауд ответил, что уничтожил его за оскорбление его веры.

Когда стянулись дополнительные силы спецназа и бронетранспортёр, начался штурм. Однако в этот момент из-за забора вылетела граната, осколки которой серьезно ранили в голову одного из куфроохранителей. По словам милиционеров, Дауд не переставал отстреливаться.

Через некоторое время от попадания заряда подствольного гранатомёта, из которого стреляли кафиры, загорелась трансформаторная будка, обеспечивающая электричеством большую часть восточной окраины Буро, несколько тысяч человек остались без света.

Дауд очень удачно менял позиции, постоянно перемещаясь в большом здании приюта. Почти через 40 минут боя у мусульманина закончились боеприпасы, и он решил прорваться на дорогу, ведущую из Буро.

Однако в тот момент, когда он оказался у забора, ограду смял БТР и Дауд оказался под ней. В это момент его настигли и несколько пуль.

Куфроохранительные органы отметили, что этот штурм стал первым в городе Буро, когда для убийства мусульман использовалась бронетехника и гранатомёты.

Во время штурма кафиры и муртады вели настолько интенсивный огонь, что создавалось впечатление, будто бы в доме находились несколько человек. Однако главарь банды «МВД Северной Осетии» признал, что Дауд оказывал сопротивление один. Со стороны кафиров и муртадов серьёзные ранения получили 3-е спецназовцев.

Между тем уничтожение одиозного кафира Джигкаева вызвало сильное осуждение со стороны марионеточного муфтията т.н. «Северной Осетии» (территориальное образование, входящее в Вилаят Галгайчё).

Так, муфтий «Северной Осетии» Хаджимурат Гацалов заявил, что убийство врага Аллаха Джигкаева было спланировано «специально» для разжигания «конфликта на почве религии»:

«Убийство это в первую очередь бьёт по мусульманской общине», — сказал марионеточный муфтий, который, видимо, не знает о том, что Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) приказал убить Кааба бин аль-Ашрафа, который в своих грязных стихах оскорблял Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и мусульман.

Когда же к Посланнику Аллаха (да благословит его Аллах и приветствуте) прибыли иудеи и спросили, почему он велел убить аль-Ашрафа, когда между ними и мусульмнаами был договор, он ответил: «Если бы он успокоился подобно тому, как успокоились те, кто разделял его мнение, то его не убили бы. Но он причинял нам вред, и он клеветал на нас своими стихами, и ни кому из вас не стоит поступать также, иначе вы будете иметь дело с нашими мечами».

Шейх аль-Ислам ибн Таймийя сказал: «Все, что делал ибн Ашраф — это оскорбление языком. Это причитания об убитых неверных и его призыв к сражению, его ругань, клевета, оскорбление Ислама и возвеличивание религии неверных — всё это были деяния языка. Он не делал ничего, в том числе и не совершал физических действий против верующих. Он лишь оскорблял мусульман языком. И это является доводом против тех, кто спорит по этому вопросу. Очевидно, что кровь того, кто ругает Аллаха и Его посланника стихами и клевещет, не защищена чем-либо». (см. «ас-Сарим аль-Маслюль аля шатым ар-Расуль»).

Марионеточный муфтий Гацалов отметил, что чувство ревыности к своей религии и желание отомстить за неподобающие слова в её адрес у Дауда Иристони могли возникнуть только из-за «психологической обработки», а не из-за любви к Аллаху. Гацалов утверждает, что Дауд «попал под влияние» 30-летнего Абдуллы Тагирова, который несколько месяцев назад примкнул к местной исламской общине:

«Он вёл пропагандистскую работу с молодёжью. Когда мы это заметили, мы с ним разговаривали, но это не помогло. Тогда мы сообщили в милицию, и решением совета изгнали его из общины. Не могу с уверенностью сказать, Тагиров ли так жестко и быстро обработал Мурашева, но я уверен, что он был ведом кем-то», — поведал о своих фантазиях муфтий.

Он добавил, что «под влияние» АбдуллыТагирова якобы попала и 16-летняя мусульманка, жительница Буро (Владикавказ):

«Я сам с ней разговаривал, это бесполезно, он поработал с ней профессионально, настолько, что она готова себя подорвать. Я уже обратился к её матери, чтоб она спасла свою дочь. Мы также обратились в правоохранительные органы, так как считаем, что она может быть опасной», — сообщил марионетка.

При этом он подчеркнул, что приверженцев чистого Ислама в «Северной Осетии» якобы нет и «никаких связей с ними нет».

«Нет оснований считать, что у нас идёт процесс радикализации Ислама. Это глупость и провокация. Я это официально заявляю. Никакой логике это не поддается, если только не хотят раскачать ситуацию. …Мы работаем с людьми. Главная задача наша — стабильность и спокойствие в республике», — заявил муфтий Гацалов.

Однако по мнению «исламоведа»-исламофоба Романа Силантьева уровень приверженцев правильных Исламских убеждений в Вилаяте Галгайчё очень высок:

«Уровень радикализации местных мусульман высок даже по северокавказским меркам… Террористическое подполье (так кафиры называют Исламское движение — UmmaNews) в республике существовало и десять лет назад, о чём свидетельствуют многочисленные теракты, проведённые его членами — преимущественно новообращёнными ваххабитами», — сказал член ФСБ Силантьев.

На взгляд исламофоба ситуация с распространение салафии в Вилаяте Галгайчё критическая:

«Сейчас необходимо честно признать, что ситуация в республике близка к критической», — посетовал Силантьев.