Дагестан: Война набирает обороты

После трехдневных ожесточенных боев в Кизлярском районе Дагестана, практически на открытой местности, в ходе которых малочисленный отряд моджахедов нанес прямое поражение в сотни раз превосходящему по силам противнику, некоторые российские комментаторы забили тревогу, справедливо увидев в произошедшем тревожный сигнал для России.

Издание НГ опубликовало в этой связи мнение одного из своих военных экспертов, который выразил крайнее удивление тем фактом, что российское руководство, и российское общество практически «не заметили» крупное поражение на Кавказе и потери своей армии.

По мнению эксперта это крайне тревожный симптом на фоне того, что силы моджахедов растут день ото дня. В свою очередь издание UmmaNews, опубликовавшее материал эксперта НГ в своем редакторском изложении, обратило внимание на то, что прошедшие бои в Дагестане являются предупреждением к олимпиаде в Сочи

***

«Война джихадистов в Дагестане, ещё недавно представлявшая собой диверсии и регулярные нападения на силовиков, превратились в широкомасштабные боевые действия под религиозными знамёнами и призывами. На севере Дагестана с 21 по 23 июня смешанные силы спецподразделений МВД, ФСБ и Минобороны России при поддержке тяжёлой техники и вертолетов так и не смогли справиться с группой повстанцев, расположившихся в равнинных сёлах Кизлярского района.

Ещё в начале прошлой недели в Дагестане произошли два боестолкновения, в которых силовикам противостояли несколько групп. 23 июня одну из групп окружили у села Кузнецовка Кизлярского района. К этому месту из райотделов Кизлярского, Ногайского, Бабаюртовского и Тарумовского районов, а также из Чечни были стянуты члены специальных огневых групп, танки Т-90, вертолёты Ми-24 («Крокодил»).

В их поддержке нуждались члены Центра специального назначения УФСБ и ВВ МВД РФ, которые безуспешно штурмовали позиции повстанцев. Село оказалось превращено в неприступный пункт.

Приданные силы — почти 3.000 человек — утюжили зону боёв два дня. Повстанцев атаковали с воздуха (более полусотни боевых вылетов в сутки) и тяжёлой техникой. Операцию с наступлением ночи дважды приостанавливали (на самом деле бомбёжка шла и ночью). А в третью ночь джихадисты, разделившись на три группы, прорвали кольцо и скрылись в лесу. Их не смогли заметить даже тепловизоры, которыми после заката сканировали местность.

Поиск не дал результатов. Обстрел группы позволил, по предварительным данным, убить до пяти джихадистов, хотя обнаружены только два тела. Правоохранительные силы в боях понесли более ощутимые потери — 13 убитых и 18 раненых.

По предварительным данным, силовикам противостояла группа из 20–30 человек во главе с лидером кизлярской диверсионной группы Ахмедом Идрисовым. Два года назад он объединил под своим началом выходцев из родного Цунтинского района и других районов севера Дагестана.

Ситуация на Кизлярщине накаляется уже два года. Только за последний месяц здесь были задержаны до 40 подозреваемых участников и помощников джихадистов. Северный регион, а точнее, Кизлярский и Тарумовский районы, — места компактного проживания терских казаков, и эскалация напряженности в этой зоне приведёт к ускоренному оттоку из Дагестана оставшихся примерно 80–90 тыс. русских.

Провальная трёхдневная спецоперация, организованная лучшими бойцами с отличным оснащением и подготовкой, при поддержке танков и вертолётов, ставит под сомнение присутствие РФ в Дагестане. Нельзя говорить, что успешна профилактика джихадизма, а широко разрекламированные программы по примирению «лесных» и салафитов с властью и представителями традиционного Ислама в Дагестане просто не работают.

После очередного превышения силовиками полномочий в лес ушли сразу 70 молодых дагестанцев. Для сравнения: созданная в Дагестане комиссия по адаптации к мирной жизни смогла взять в свои руки только 30 человек. Среди них нет ни одного представителя так называемых ваххабитских общин или «лесных». Прошедшие через адаптацию — это сын имама саратовской мечети, несколько парней, поджигавших на свой страх и риск магазины, где продают алкоголь, шестеро граждан Казахстана.

Совершенно очевидно, что напряжённость в Дагестане растёт. Здесь находятся не менее тысячи активных повстанцев, несколько тысяч затаившихся, десятки тысяч помощников и сочувствующих их социальному протесту против коррупции и клановости, беспредела полиции и силовиков.

Так, нельзя отследить судьбу арестованного, получить информацию о причинах задержания людей дома и на улице. За последние несколько лет не припомнится случая наказания силовика за превышение полномочий, обстрел мирного дома, ранения детей в ходе спецопераций. Мундир уже стал удобным прикрытием для личного бизнеса, не утихают разговоры о мародёрстве в жилищах эвакуированных граждан во время спецопераций.

Нужно сказать, что период проведения КТО жители трех сёл — Большаковка, Кохановка и Кузнецовка — пережидали в поле, не успев захватить свои вещи. Часть из них — несколько тысяч человек — и в выходные дни не могли попасть в село, где работали следственные группы МВД и ФСБ.

И неясно, как же Кремль собирается обеспечивать с такими бойцами, как на Кизлярщине, безопасность хотя бы сочинской Олимпиады, чем он очень озабочен. В равнинных сёлах севера Дагестана обустроились повстанцы и преподнесли урок лучшим бойцам антитеррора».