Слушания в сенате США: Является ли Имарат Кавказ стратегической угрозой для США?

Кавказ-Центр публикует сокращенный вариант доклада, озвученный на специальных слушаниях в сенате США 26 апреля 2013 года, которые были посвящены стратегическим угрозам США в связи с бостонскими взрывами.

Редакция КЦ публикует данный материал в рамках ознакомления читателей с процессом формирования политической линии США и выработки реакции на различные события, вызовы и угрозы, и представлением о том, насколько американские эксперты владеют темой. Полный текст доклада можно прочесть по этой ссылке.

***

Профессор университета Georgia Regents Крейг Дуглас прочитал в сенате США доклад для объединенного подкомитета по иностранным делам, подкомитета по Европе, Евразии и новым тенденциям и подкомитета по терроризму, нераспространению ВМП и новым угрозам, на слушаниях «Исламистский экстремизм в Чечне: угроза для внутренней безопасности США?» доклад под названием «Представляет ли Чечня стратегическую террористическую угрозу для Соединенных Штатов? Общая оценка».

В докладе в частности говорится:

«Куда бы ни направлялись США, за ними идут также некоторые элементы из регионов мира с джихадистским следом. США уже сталкивались с этими врагами с Кавказа в Ираке и Афганистане. Некоторых чеченцев, как сообщалось, можно обнаружить на сирийской гражданской войне.

Однако более крупная исходящая из Чечни угроза направлена не против США, а против России. В настоящее время Чечня находится под контролем Москвы, которая передала авторитарную власть и тотальный контроль над ней для правления президенту Рамзану Кадырову. Он брутальный главарь, внутри Чечни свирепствуют коррупция, массовые убийства,  похищения и исчезновения людей, наркоторговля, сексоторговля и ваххабитский Ислам.

Москва держит Кадырова во власти, потому что он ликвидирует угрозы для России, которые, конечно, являются также угрозами и для его власти.

Для сохранения своей личной власти Кадыров сохраняет в Чечне авторитарный режим для предотвращения атак, и за немногими исключениями это ему удается. Однако у Кадырова есть собственные угрозы, в основном от чеченцев, которые все еще хотят независимости страны, и от радикальных джихадистов, которые считают Кадырова пешкой в руках русских неверных.

Существует все более увеличивающаяся опасность  этнической внутричеченской гражданской войны, в которой кадыровскому режиму будут противостоять джихадисты.

Нельзя рассчитывать на сохранение им руководства на более-менее длительное время. Он может эволюционировать в сторону исламистской идеологии, если посчитает, что теряет власть. Если это произойдет, он может угрожать России и другим странам. Это, однако, только наиболее вероятный вариант развития событий.

Для поддержания авторитарного контроля Москва ежегодно закачивает в Чечню миллиарды долларов в надежде создать материалистическую и потребительскую культуру, которая создаст впечатление, что  бессмысленно нападать на руку, которая кормит.

Как представляется, Россия надеется скупить Чечню и создать впечатление процветания экономики, надеясь, что тогда привлекательность ваххабитского влияния не будет такой заманчивой.

Короче, Москва пытается сделать из Чечни кавказское Абу-Даби. Однако Москва ошибается. Нельзя купить этих личностей, которые хотят  быть частью Чеченской Джихадистской Сети. Их конечная цель — это установление мирового Исламского Халифата с доминированием Ислама под властью теократическо-авторитарного правительства, где закон Шариата является законом страны.

Именно эти чеченцы должны служить предметом озабоченности США, а этих чеченцев не купишь никакими деньгами. Если бостонские бомбисты могли быть связаны с любой более крупной группой в Чечне, то речь идет именно об этой (неподкупной — КЦ) группе. И если они нацелятся на Америку, то мы должны волноваться. Однако такая связь мало вероятна.

Если бы для США была какая-либо потенциальная угроза с Кавказа, то ее численность составила бы менее 1% от общего населения. Беспокоит за безопасность США относительно этого 1%, то, что это не только мужчины, которые радикализировались в сторону насилия, но и женщины (возможно, также и дети). Мы не должны также забывать о печально известных «черных вдовах» (жены и родственницы убитых чеченских повстанцев, которые атакуют Россию смертоносным шахидским терроризмом).

Во-вторых, очень важное значение в Чечне имеет многовековая культура личной мести. Она приемлема  с точки зрения культуры и в настоящее время даже поощряется в некоторых районах, то есть если кто нанесет вред вашей семье, то вы должны ответить нанесением ответного вреда.

Нельзя исключить возможность убийства из мести американских чиновников и гражданских лиц как возмездие за смерть Тамерлана Царнаева и поимку Джохара. Даже если личности, которые совершили террористические акты в Бостоне, не связаны с джихадистской сетью в Чечне, люди, которые знают этих людей в Бостоне, могли бы захотеть отомстить. Этим может воспользоваться ваххабитский элемент в Чечне.

Далее. На данный момент в Чечне имеются две потенциальные группы насильственных деятелей: чеченское националистическое движение и чеченское джихадистское движение. Чеченское националистическое движение, какие бы у них ни были намерения и цели, уменьшается.

Даже большинство чеченского населения, которое одно время поддерживало это дело, устало от двадцатилетнего насилия и теперь хочет только видимости мира и некоторой стабильности и процветания.

Религиозный ваххабитский элемент не хочет мира и безопасности или стабильности и процветания. Они хотят независимой Чечни для создания Исламского Халифата, который простирался бы на все районы, которые когда-то принадлежали мусульманам. Эти люди являются настоящей угрозой, и именно их можно видеть на полях сражений за границей.

То, что должны на самом деле бояться США,  это «совершенный штурм» – какое-то событие, которое вызовет объединение сил двух сторон. В настоящее время они воюют друг с другом, и Чечня всегда была на грани «этнической гражданской войны».

Россия это знает, именно поэтому они дали столько власти Кадырову и терпят его правление. Долго это продолжаться не будет. Его, в конце концов, свергнут, и насилие возвратится, потому что так обычно происходит, когда этническая напряженность сдерживается тоталитарными силами.

Есть очень небольшой процент чеченцев, которые должны волновать США. Этих людей можно прогнозировать на основании некоторых показателей. Они брутально свирепые воины, которые обычно не уклоняются от битвы.

Традиционно им не нравится прибегать к шахидским бомбежкам (хотя в последнее десятилетие ситуация меняется), потому что они считают, что это трусость и не приносит славы их нации по сравнению с противостоянием до последней возможности.

Чечня — это культура, где честь и имя семьи чрезвычайно важны. Это также культура, где высоко ценится, признается и вознаграждается военное и боевое искусство. Это культура, где мальчиков учат помнить, как и от чьих рук были убиты их предки. И если можно, при случае они вспомнят об этих фактах для мести.

США не должны бояться или быть запуганы ни Чечней, ни средним чеченцем. Однако нельзя  упускать из вида тот факт, что чеченцы являются одними из наиболее свирепых воинов, и если они наметятся на США, то надо беспокоиться.

Они не типичные террористы, и, как ранее было указанно, они не отступают. Однако вероятность того, что этот регион представляет собой стратегическую террористическую угрозу для США, минимальна, если вообще существует.»

(Точка зрения, выраженная в данном  докладе, являются личным мнением автора и не обязательно отражает мнение университета Georgia Regents).